Творческий процесс определяется опытом, духовной культурой, системой понятий, оценок и предпочтений автора – архитектора или ландшафтного дизайнера.

Приступая к проектированию, И. Жолтовский всегда имел в виду город в целом, как живой социальный и архитектурный организм.

В начале работы, по мнению мастера, прежде всего, следует ответить на вопрос «вхожу ли я в город для того, чтобы разрушить его существующую композицию или подчиниться ей». В зависимости от этого архитектурная или ландшафтная композиция должна приобрести статический — главенствующий или динамический — подчиненный характер. Так логически сокращалось пространство поиска. И. Фомин придавал решающее значение тем художественным образам, которые складывались у него в результате анализа личного и внешнего опыта.

Получив программу, мастер как бы извлекал из «склада готовых изделий» идеальные зрительные образы воображения. Направленность творческого поиска у Б. Иофана определилась в результате оценки главных функциональных особенностей объекта.

Так, при проектировании Дворца Советов мастер исходил из оптимальной формы «главного ядра здания» — большого зала на 20 тыс. зрителей и малого зала на 5 тыс. зрителей и их взаиморасположения. Формы этих залов в плане круг и полукруг оставались логическими стереотипами на протяжении от первого до последнего варианта проекта.

Личные свидетельства других архитекторов и ландшафтных дизайнеров подтверждают использование ими в конкретных ситуациях эвристических приемов, оказывающих эффективную помощь в ускорении творческого поиска проектного решения и заключающихся  в выборе из особенностей объекта определяющих признаков.

Ретроспективный метод анализа творчества позволяет установить использование опытными архитекторами и ландшафтными дизайнерами эвристической процедуры, заключающейся в отсекании тех ветвей дерева возможностей, которые представляются малорезультативными, и продвижении по тем ветвям, которые представляются наиболее перспективными.

У одного мастера самоограничение начиналось с градостроительной оценки, у другого — от художественного образа, у третьего — от функционального содержания. Пример с А. Аалто и К. Мельниковым подтверждает, что архитектурное творчество — это не прямолинейная цепь логических умозаключений. Когда архитектор углубился в разработку эскиза, далекого от цели (первые наброски Нимейера), он следует эвристическому правилу, рекомендующему движение в обратном направлении — к формулировке цели. Творчество состоит не только в умении генерировать идеи, но в умении выбирать идеи путем «сокращенного перебора».

Источник: www.landscape-designs.ru — Сад Манитога и другие образцы ландшафтного дизайна США.